Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 СерНа

как официально купить звезду
 
 Вийон Франсуа
 
 Барбье Огюст
 Беранже Пьер-Жан
 Готье Теофиль
 Парни Эварист
 
 Бодлер Шарль
 Валери Поль
 Верлен Поль
 Верхарн Эмиль
 Жамм Франсис
 Луи Пьер
 Малларме Стефан
 Рембо Артюр
 Фор Поль
 
 Аполлинер Гийом
 Элюар Поль
 
 Кено Раймон
 Превер Жак
 Рибемон-Дессень Жорж
 Супо Филипп
 Шар Рене
 
 Арагон Луи
 Арто Антонен
 Боске Ален
 Брель Жак
 Гильвик Эжен
 Деснос Робер
 
 Золотая лира
 
 
  

Золотая лира


Жан Тардье

Лояльный гражданин Вселенной

Мне этот мир, ей-богу, мил!
Но я люблю его логично
за все те истины, что лично
в общенье с ним я получил.

Так с неизменным постоянством
люблю я время и пространство:
в них всё на месте.. Но притом
люблю я всей душой движенье
за неизбежность изменений,
люблю соответствие во всём;
когда явленья и предметы
имеют ясные приметы
и мы по форме и по цвету
их без ошибки узнаём:
у красного вина — цвет красный,
у неба синего — цвет синий,
у зелени — зелёный цвет;
у твёрдых тел видна прекрасно
статичность формы, чёткость линий,
а вот у жидких тел — текучесть
и постоянной формы нет.

Но если бы наш мир логичный
наоборот устроен был,
скажу вам честно, я бы лично
его по-прежнему любил..
Да! Я любил бы, без сомненья,
и неподвижное движенье
и ставший темнотою свет,
любил бы с прежним постоянством
я также время и пространство,
где ничего на месте нет
и где явленья и предметы
в несоответствии своём
такие обрели приметы,
что ни по форме, ни по цвету
мы их совсем не узнаём:
у красного вина — цвет белый,
у неба синего — цвет красный,
у нив зелёных — чёрный цвет,
у жидких тел видна прекрасно
статичность формы, чёткость линий,
а вот у твёрдых тел — текучесть
и постоянной формы нет.

Ну что ж! И это, несомненно,
готов принять я: кислых мин
не строит гражданин Вселенной,
её лояльный гражданин.

Метаморфозы

В потёмках Истории,
в сумраке ночи
иду я на ощупь,
всему удивляясь,
иду, спотыкаюсь,
и худо мне очень.

Я шляпу беру —
оказалась лягушка.
Жену обнимаю —
а это подушка.
Погладил кота —
оказался утюг.
Окно открываю —
и чувствую вдруг,
что сырость чулана
в лицо мне струится;
я за чернильницу
принял мокрицу,
почтовый ящик —
за мусорный ящик,
свисток паровоза —
за птичьи трели,
гудок машины —
за умное слово,
плач принял за смех,
тьму принял за свет,
смерть принял за жизнь,
а себя — за другого.

Солипсизм

выключен свет.

Письменный стол,
окна и двери,
пол, потолок,
люди и звери,
суша и море,
дома, корабли —
все исчезает,
чёрт побери!

Когда меня нет,
то нет ничего.
Как доказать?
Проще всего:
я возвратился —
и свет.. включился.

Письменный стол,
окна и двери,
пол, потолок,
люди и звери,
суша и море,
дома, корабли —
все появилось,
чёрт побери!


<<<Содержание
 
 
 
Лента новостей Избранные произведения Антология французской поэзии Художественная галерея