Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 СерНа

казахстан шкаф металлический двусторонний qdf-1200
 
 Вийон Франсуа
 
 Барбье Огюст
 Беранже Пьер-Жан
 Готье Теофиль
 Парни Эварист
 
 Бодлер Шарль
 Валери Поль
 Верлен Поль
 Верхарн Эмиль
 Жамм Франсис
 Луи Пьер
 Малларме Стефан
 Рембо Артюр
 Фор Поль
 
 Аполлинер Гийом
 Элюар Поль
 
 Кено Раймон
 Превер Жак
 Рибемон-Дессень Жорж
 Супо Филипп
 Шар Рене
 
 Арагон Луи
 Арто Антонен
 Боске Ален
 Брель Жак
 Гильвик Эжен
 Деснос Робер
 
 Золотая лира
 
 
  

Артюр Рембо


Города

Официальный акрополь утрирует самые грандиозные концепции
современного варварства. Невозможно передать этот матовый
свет, изливаемый неподвижными серыми небесами, этот
царственный блеск строений, этот вечный снег на земле. Здесь
воспроизведены увеличенные до огромных размеров чудеса
классической архитектуры. Я присутствую на художественных
выставках, занимающих помещения в двадцать раз больше, чем
Хэмптон-Корт. Какая живопись! Норвежский Навуходоносор
приказал соорудить министерские лестницы; подчиненные,
которых мог я увидеть, были надменней любого брамина; и
дрожь во мне вызывали сторожа колоссов и служащие
возведенных строений. Расположение зданий, замыкающих
скверы, дворы и ряды закрытых террас, устранило из этих мест
кучеров. Парки представляют собой образцы первобытной
природы, обработанной с великолепным искусством. Верхний
квартал обладает непостижимыми видами: морской залив, где
нет кораблей, расстилает свою пелену -- цвета синего града
-- между набережных, обремененных канделябрами невероятных
размеров. Короткий мост ведет к потайному ходу, сразу же под
собором. Этот собор Сент-Шапель представляет собой
живописную арматуру из стали с диаметром около пятнадцати
тысяч футов.

С некоторых точек пешеходных мостиков, площадок и лестниц,
опоясывающих крытые рынки, я, как мне казалось, был способен
судить, насколько глубок этот город. Вот чудо, которое не
мог я постичь: каковы же уровни прочих кварталов над
акрополем или под ним? Для чужестранца из нашей эпохи это
невозможно понять. Торговый квартал состоит из площади и
расходящихся улиц в одинаковом стиле, где расположились
галереи под арками. Лавок не видно, но снег на мостовых
раздавлен. Набобы, которые так же здесь редки, как в Лондоне
прохожие в воскресное утро, направляются к брильянтовому
дилижансу. Красный бархат тахты и выбор заполярных напитков,
цена которых колеблется от восьмисот до восьми тысяч рупий.
Решив отыскать какой-нибудь театр в квартале, я для себя
открываю, что лавки и магазины содержат достаточно мрачные
драмы. Думаю, что полиция есть. Но законы настолько здесь
странны, что я отказываюсь представить себе местных
авантюристов.

Предместье, такое же элегантное, как одна из красивейших
улиц Парижа, находится под покровительством света и воздуха.
Демократический элемент насчитывает несколько сот душ. Дома
не тянутся один за другим; предместье странно тянется в
поле, теряется в "Графстве", наполняющем вечный запад лесами
и удивительными плантациями, где под воссозданным светом
дикие дворяне гоняются за своей родословной.


<<<Содержание
 
 
 
Лента новостей Избранные произведения Антология французской поэзии Художественная галерея