Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 СерНа
Фонарь феникс купить фонарик fenix купить.
 
 Вийон Франсуа
 
 Барбье Огюст
 Беранже Пьер-Жан
 Готье Теофиль
 Парни Эварист
 
 Бодлер Шарль
 Валери Поль
 Верлен Поль
 Верхарн Эмиль
 Жамм Франсис
 Луи Пьер
 Малларме Стефан
 Рембо Артюр
 Фор Поль
 
 Аполлинер Гийом
 Элюар Поль
 
 Кено Раймон
 Превер Жак
 Рибемон-Дессень Жорж
 Супо Филипп
 Шар Рене
 
 Арагон Луи
 Арто Антонен
 Боске Ален
 Брель Жак
 Гильвик Эжен
 Деснос Робер
 
 Золотая лира
 
 
  

Стефан Малларме


Надгробный тост

О символ роковой счастливых наших дней!

Я не нашел бы слов безумней и бледней
Поминовения, взывающего к вере
В загробный коридор, и у последней двери,
Кратэр, где гибнет день в кольце драконьих крыл,
Не подыму он пуст! Не сам ли я накрыл
Порфирной глыбою твой саван бесполезный!
Погаснут факелы, разбиты о железный
Бестрещинный затвор, -- засыпан темный ров!
Но вы, избранники обрядовых пиров,
Посмертно созванных исчезнувшим поэтом,
Не можете не знать, что в саркофаге этом
Он весь -- он будет здесь до пепельных минут,
И только отблески окна не преминут
Зажечься памятью призванья, что гостило
В лучах, великого, но смертного светила.

Неподражаемый, беспримесный, такой,
Каким через века не станет сброд людской,
Толпа, гудящая у скорбного надгробья:
«Мы будущих теней бесцветные подобья!» --
Орнамент, вытканный на траурной стене,
Тоска прозрачных слез мне тягостна вдвойне,
Когда, окостенев на шатком катафалке,
Недолгий гость земли, торжественный и жалкий,
Не отозвавшийся на стих священный мой,
Преображается, невидящий, немой,
В героя жданного потусторонней встречи.
Клоками дымными непознанных наречий
В провал Небытия уносятся слова:
«Земля, чьей памятью, чьим прошлым ты жива?» --
«Не знаю...» -- тусклый крик ответит, замирая.

Волненье высшее, тревожный трепет рая
Находят наконец провидческий покой
В расчетах Мастера, чей голос колдовской
Хранит немало тайн для Лилии и Розы:
Мистерия имен сильнее, чем угрозы
Стереть бессмертный след великого труда.
Забудьте темный культ! Поймите, никогда
Величье гения не станет тусклой тенью!
Свершая горний долг, обещанный цветенью
Земных садов и рощ, исчезнет он, и вам
Останется внимать неумершим словам,
Дрожащим в воздухе во имя строгой чести
Ухода мирного -- слова и розы вместе!
Пурпурный пьяный дождь в торжественных лучах,
И ни один цветок алмазный не зачах,
Очерченный пером и взглядом непорочным.
Поэт наперекор видениям непрочным,
Враждебным подлинно духовному труду,
Проводит дни свои в непризрачном саду,
Покуда Смерть сама на перепутьи близком
Не обозначится поклонным обелиском,
И не умолкнем мы, как замолчал Готье,
И не закроет нам глаза Небытие,
Навеки под плиту упрятав роковую
Молчанье жадное и полночь гробовую.

Перевод Романа Дубровкина


<<<Содержание
 
 
 
Лента новостей Избранные произведения Антология французской поэзии Художественная галерея