Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 СерНа
http://sportcity74.ru/ купите массажер для ног.
www.socexpertiza.ru что является незаконным использованием товарного знака
 
 Вийон Франсуа
 
 Барбье Огюст
 Беранже Пьер-Жан
 Готье Теофиль
 Парни Эварист
 
 Бодлер Шарль
 Валери Поль
 Верлен Поль
 Верхарн Эмиль
 Жамм Франсис
 Луи Пьер
 Малларме Стефан
 Рембо Артюр
 Фор Поль
 
 Аполлинер Гийом
 Элюар Поль
 
 Кено Раймон
 Превер Жак
 Рибемон-Дессень Жорж
 Супо Филипп
 Шар Рене
 
 Арагон Луи
 Арто Антонен
 Боске Ален
 Брель Жак
 Гильвик Эжен
 Деснос Робер
 
 Золотая лира
 
 
  

Стефан Малларме


Рок

Над человеческим оцепенелым стадом,
Где черным знаменем ревет разбойный шквал,
Угрюмо высятся исхлестанные градом

Бродяги, чей призыв и нас не миновал,
Взывают о глотке лазури исполины,
Как в цедру горькую, вгрызаясь в Идеал.

Он заменил им все и амфоры из глины,
И посохи, и хлеб, -- в пустынные места,
К морям, лежит их путь, неодолимо-длинный.

Отставшие хрипят, любуясь, как густа
Их собственная кровь, вскрывающая вены, --
Целуй, о Смерть, целуй умолкшие уста!

Архангел оборвал поход их дерзновенный,
Когда на берегу возвысился морском
И в сердце слабым меч вонзил благословенный.

Мечту и скорбь они всосали с молоком.
Горда сынами Мать, а люди на колени
Готовы пасть, едва в угаре бунтовском

Вскипит их стон, и нет рыданья вожделенней!
Они утешены, им мелочность чужда,
А следом, под дождем плевков и оскорблений,

Плетется гаеров освистанных орда.
Таких же точно слез со щек они не стерли,
Дорожный прах они глотают без стыда,

Но балаганный вой застрял в бессильном горле,
Не вызвав жалости услужливой толпы, --
О Прометеев род, отвергший клекот орлий!

В безводные пески свернут они с тропы,
Туда, где злобный Рок, как царь, чинит расправу,
И кинутся лобзать сатраповы стопы.

Любовь сквернителю святыни не по нраву:
Семейной кляче он взбирается на круп,
И вмиг счастливая чета летит в канаву.

А стоит флейтой вам коснуться робких губ,
Мальчишки рассмешат зевак нелепой позой,
Повыставив зады наглей гремящих труб.

А стоит женщине украсить платье розой,
Он изжует цветок и, трупа лиловей,
Ей выплюнет на грудь с распутною угрозой.

Кривое канотье надвинув до бровей,
В огромных сапогах при карликовом росте,
Хохочет сластолюб, и скопище червей

В подмышках гнилостных клубится, вызов бросьте
Растленному, увы, скрежещущий клинок,
Как лунный луч, пройдет сквозь призрачные кости.

Того, кто в гордости священной одинок,
Бессильны оскорбить завистливые слухи,
А эти, чтобы мстить, готовы сбиться с ног.

Над ними нищие куражатся старухи,
Толпа, орущая: «Танцуй, кривляйся, пой!»,
Когда пустеет жбан и заурчало в брюхе.

Поэт на ненависть и жалость не скупой,
За бесприютный дар не ведая расплаты,
Вам скажет: «Это сброд ничтожный и тупой.

Свершайте подвиги и, как табун крылатый,
Упейтесь славою на девственном ветру,
Не пятьтесь конницей, закованною в латы!

Достойным фимиам курите на пиру,
Но гаерский колпак -- посмешище прямое!
Постыдно продолжать нелепую игру».

Теперь, когда в лицо им вылили помои,
В разочарованной провидческой хандре
Они, изобразив отчаянье немое,

Спешат повеситься на первом фонаре.

Перевод Романа Дубровкина


<<<Содержание
 
 
 
Лента новостей Избранные произведения Антология французской поэзии Художественная галерея